Нейтрализация инфляцииВ переходный период перед прямой социальной защитой населения особенно остро встает задача максимальной нейтрализации угрозы обесценения величины социальных пособий в связи с инфляционным ростом цен. Угроза обесценения пособий проявляется в повышении стоимости жизни, удорожании потребительской корзины и всего прожиточного минимума. Основная проблема заключается в том, как на практике осуществить нейтрализацию социальных последствий инфляции наилучшим образом.

В России проблема нейтрализации социальных последствий инфляции является практически новой. В условиях <социалистического> планирования система социального обеспечения не содержала механизма такой нейтрализации ввиду отсутствия в нем необходимости. Он был востребован в переходный период, когда инфляция претерпела принципиальные изменения, став открытой и приобретя огромный размах.

Нейтрализация негативных последствий инфляционного роста цен осуществляется, как правило, двумя способами. Оба предусматривают пересмотр пособий в одинаковые сроки (не реже одного раза в три месяца), но по-разному.

Один из способов — индексация, то есть процентное увеличение величины пособий в том или ином соответствии с процентным ростом цен. Другой — компенсация, то есть предоставление специальных денежных выплат получателям социальных пособий в связи с ростом цен.

В конце 1991 года, накануне перехода к радикальным экономическим преобразованиям и либерализации цен, ВС РФ принял Закон <Об индексации денежных доходов и сбережений граждан>. Закон устанавливал дифференцированную по величине доходов схему индексации в соответствии с ростом цен.

Первая часть доходов, равная 1,5 минимальной месячной оплаты труда (сюда входит большинство социальных пособий и выплат), увеличивалась в полном соответствии с индексом потребительских цен. Вторая часть дохода, равная также 1,5 минимальной оплаты труда,- на 50% индекса потребительских цен. Доходы, превышающие трехкратную величину минимальной месячной оплаты труда, индексации не подлежали.

Закон содержал изложение казалось бы наиболее простого и понятного способа нейтрализации роста цен. Тем не менее применение закона, особенно в полном объеме, сопряжено с немалыми трудностями. В большой степени это связано с его неоднозначными последствиями.

Предусматриваемые законом методы расчета индексационных надбавок не могли способствовать действенной нейтрализации цен. Эти расчеты отставали от публикации официального индекса цен по меньшей мере на 1-2 месяца. Тем самым уже в самом законе было заложено запаздывание выплаты пересмотренных пособий минимум на квартал. В условиях непрерывного и ускоренного роста цен такая процедура не в состоянии предотвратить падения реальной величины социальных выплат. В лучшем случае она может несколько смягчить такое поведение <задним числом>.

Не меньшее значение имеет и то, что осуществление в полном объеме положений Закона означало бы дополнительный толчок денежной эмиссии и всему инфляционному процессу. А это, в свою очередь, могло бы еще больше усугубить обесценивание социальных выплат и других категорий доходов. Даже в условиях устойчивого экономического развития и здоровой финансовой системы полная компенсация доходов по ценам несет в себе угрозу сильного инфляционного эффекта. Она становится особенно неприемлемой при ускоренной инфляции.

Индексация доходов малообеспеченных слоев населения ориентирована на достижение максимального социального эффекта. Вместе с тем, ее проведение, увеличивая денежную массу в обращении, не должно усугублять инфляционный процесс. При выборе оптимального варианта действий правительство в очередной раз вынуждено руководствоваться не только социальной целесообразностью, социальными потребностями, но и экономическими возможностями; должно учитывать и вероятные экономические последствия таких действий. В поисках адекватного сочетания отмеченных моментов российское государство попеременно использует оба способа нейтрализации инфляционного роста цен.

По Закону 1991 года запуск механизма индексации предусматривался при росте цен свыше 6% порога. Хотя с началом либерализации цен их увеличение сразу же многократно превысило величину порога, предпочтение было отдано компенсационному варианту нейтрализации, как потенциально менее инфляционному. Собственно такая форма денежной защиты предусматривалась и Законом об индексации. В нем, в частности, говорилось, что <индексация может сочетаться, а в некоторых случаях и заменяться иными методами государственного регулирования доходов населения (пересмотр уровня оплаты труда, размеров пенсий, социальных пособий и так далее)>.

С февраля 1992 года правительство практикует пересмотр пенсий в целях их дополнения компенсационными выплатами. Такие выплаты определялись в одинаковых для всех пенсионеров фиксированных суммах, рассчитанных с учетом роста индекса цен. Подобный подход основан на том, что <рост стоимости жизни для всех пенсионеров одинаков>. Наиболее последовательно периодический (раз в три месяца) перерасчет в связи с ростом цен осуществлялся в отношении пенсий по старости, самого распространенного вида социальных пособий. В 1992 году были произведены 200 млн. перерасчетов для 35 млн. пенсионеров по старости. То есть каждому из них пересмотрели пенсию в среднем шесть раз.

В ноябре 1992 года ВС РФ ввел индексацию пенсий взамен их компенсации (Закон <О повышении государственных пенсий в Российской Федерации>). Согласно Закону, каждые три месяца ВС устанавливал новый минимум пенсий на основе индекса цен за предшествующие три месяца. Все трудовые пенсии, независимо от их размера, повышались пропорционально пересмотренному минимуму. То есть они повышались во столько же раз, во сколько увеличивался минимум пенсии.

Индексационный механизм нейтрализации цен применялся в течение года. Согласно Указу Президента РФ <О компенсационных выплатах пенсионерам в связи с ростом стоимости жизни>, с ноября 1993 года вновь введена компенсационная форма нейтрализации. По Указу, компенсационные выплаты предоставляются всем пенсионерам, получающим трудовые пенсии.

Размер компенсационных выплат устанавливается в абсолютном выражении — в денежных суммах. Он рассчитывается посредством умножения минимальной величины пенсии по старости лет на индекс роста цен за предшествующие три месяца. Например, в конце 1993 — начале 1994 годов минимальная пенсия равнялась 14 620 руб., а цены выросли на 80%. В результате размер компенсационных выплат за рост цен составил 11 740 руб. (округленно).

Возврат к компенсационному способу нейтрализации инфляционного роста цен во многом является вынужденным. Он связан с острым дефицитом госбюджета и выражает стремление свести к минимуму инфляционные последствия пересмотра величины пенсионных выплат, особенно заметные в индексационном варианте. Другими словами, возврат продиктован преимущественно текущими финансовыми соображениями.

Однако необходимо учитывать, что индексация и компенсация при всем их внешнем сходстве оказывают разное влияние не только на денежную стабильность, но и на структуру пенсий. Обратимся к уже рассмотренному примеру. В начале 1994 года минимальная пенсия при трудовом стаже у женщин в 20 лет и у мужчин в 25 лет составляла 14 620 руб., а максимальная — 43 860 руб. Начисление компенсационных сумм повысило величину минимальной пенсии до 26 320 руб., максимальной — 55 560 руб. И до и после начисления разница между минимальной и максимальной пенсиями равнялась 29 240 руб. Вместе с тем, если до начисления соотношение между ними составляло 1 : 3, то после — 1: 2,1. Между тем как по закону, максимальная пенсия по старости должна устанавливаться на уровне трех минимальных размеров пенсии.

При индексации пенсий (одинаковая процентная надбавка) денежный разрыв между минимальной и максимальной пенсиями возрастает, тогда как процентное соотношение остается неизменным. Напротив, при компенсации пенсии (одинаковая денежная надбавка) денежный разрыв между минимальной и максимальной пенсиями остается неизменными, тогда как процентное соотношение меняется в пользу минимальной.

Вторую часть приведенной закономерности можно проследить двояким образом: сопоставляя в статике структуру пенсионных выплат до и после компенсации, за один год; сравнивая в динамике соотношение минимальной и максимальной величин пенсий, за несколько лет.

Из приведенных подсчетов следует, что до компенсации существует значительный разрыв между различными видами пенсий. Так, наименьшая по размерам пенсия — в связи с потерей кормильца — составляет менее 1/2 от средней величины пенсий, социальная — примерно 2/3 и т. д. Наибольшая — по старости — на 7,7% превышает размер средней.

После выплаты денежной компенсации разрывы между величиной пенсий сокращаются. Например, пенсия в связи с потерей кормильца составляет уже 2/3, а социальная — около 3/4 от средней. Относительная величина пенсии по старости падает на 2,2%-ных пункта. В результате, обнаруживается общая закономерность: чем выше базовая величина пенсии, тем ниже удельный вес компенсационных выплат в ее общем размере.

Вместе с тем, в целом за 90-е годы сокращается и общая дифференциация пенсий, разница между ее минимальной и максимальной величинами. Если в 1992 году (декабрь) минимальная трудовая пенсия составляла треть от максимальной (33,3%), то в 1995 году (февраль) — превысила половину (51,7%). Законодательное установление о трехкратном превышении размеров минимальной пенсии как основе при расчете ее максимальной величины не соблюдается с 1993 года. Развитие тенденции к сокращению дифференциации пенсий косвенным образом свидетельствует о преобладании компенсационного метода нейтрализации воздействия инфляции на реальную стоимость социальных пособий.

Различия в величине трудовой пенсии отражают разницу в продолжительности общего трудового стажа и среднемесячной заработной платы, учитываемой для назначения пенсии. Существование таких различий служит одним из факторов, стимулирующих повышения заработной платы на основе производительного труда в предпенсионные годы работы. Поэтому уменьшение дифференциации размеров пенсии под влиянием применения компенсационного способа нейтрализации инфляционных последствий имеет в конечном итоге контрпродуктивное значение. Выигрыш в краткосрочном плане оборачивается проигрышем в долгосрочном.

Периодическая выплата денежных компенсаций в связи с инфляцией становится постоянной практикой. Она способствует тому, что доход пенсионеров распадается на две части: собственно пенсию и компенсационную надбавку. Соотношение между этими частями неодинаково у различных категорий пенсионеров. В то время как в среднем у всех пенсионеров удельный вес собственно пенсии составляет 72,1% (компенсационных выплат соответственно 10627,9%) общего дохода, у пенсионеров по старости — 73,6% (26,4%), по инвалидности — 67,6% (32,4%), в связи с потерей кормильца — 56,0% (44,0%), <социальных> — 62,3% (37,7%). Таким образом, величина компенсационных надбавок составляет немалую часть дохода пенсионера — от более 1/4 у пенсионеров по старости до немного менее 1/2 у получающих пенсию в связи с потерей кормильца.

Подобное обстоятельство имеет существенное значение. Пересмотр обеих частей дохода пенсионера подчиняется разным критериям. Собственно пенсия определятся на основе законодательно установленных положений. Надбавки устанавливаются в соответствии с оценкой представительными и исполнительными органами государства общей политической, экономической и социальной ситуации. Поэтому в целом возрастание доли компенсационных выплат в общем доходе пенсионера увеличивает элемент произвольности в его регулировании.