Нефтяная дипломатияОсобой и весьма важной сферой политического влияния "ЛУКОЙЛ" является сфера внешнеэкономических отношений. Деятельность компании в данной области настолько широка и разнообразна, что в рамках параграфа можно прочертить лишь ее главные линии.

Естественно, что в основе всей этой деятельности лежат экономические интересы компании, суть которых заключается в сформулированном выше тезисе о развитии ее как транснациональной корпорации наподобие таких нефтяных ТНК, как "Шелл", "Бритиш Петролеум-АМОКО", "Экксон-Мобил", "Шеврон" и др.

Основными объектами внешнеэкономической экспансии "ЛУКОЙЛ" со времени ее создания являются страны СНГ, с предприятиями и компаниями которых она целенаправленно восстанавливает, укрепляет старые и налаживает новые связи. В силу того, что эти страны обрели суверенные права, такого рода деятельность, вторгающаяся в область межгосударственных отношений, не могла осуществляться вне политического поля отношений России с этими странами и требовала не только достижения договоренности с руководством тех или иных производственных и экономических структур, но и с политическим руководством данных стран, причем нередко на самом высоком уровне.

Особенно наглядно это проявлялось и проявляется в отношениях со странами Каспийского нефтегазового региона (и в первую очередь с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном). При этом высокая степень заинтересованности нефтяных корпораций и политических кругов США, Великобритании и ряда других стран в эксплуатации ресурсов Каспия обусловила с самого начала внедрение "ЛУКОЙЛ" в исключительно сложную сеть экономических и политических отношений, возникших здесь почти с самого начала 90-х годов. Положение компании осложнялось и тем, что, исходя из традиционно установившихся представлений о статусе Каспия как неделимого "внутреннего озера", Министерство иностранных дел России считало всякие сепаратные действия прикаспийских государств по освоению нефтяных богатств Каспия незаконными. Естественно, незаконным становилось и любое участие российских нефтяных компаний в такого рода активности. В этих условиях руководство "ЛУКОЙЛ" было поставлено перед выбором - либо отказаться от такого участия и ждать, пока конфликт будет разрешен, либо проигнорировать позицию МИДа и на свой страх и риск пойти на сотрудничество с теми, кто действовал вопреки заявленным установкам "главной" прикаспийской державы.

Руководство "ЛУКОЙЛ", практически не колеблясь, выбрало второй вариант, справедливо полагая, что если компания не вступит в игру в момент, когда формировалась команда основных игроков, время будет упущено, и не только интересы компании, но и России в целом будут принесены в жертву амбициям и неповоротливости ведомства, призванного от имени государства отстаивать эти интересы. Подробно перипетии этого конфликта, в котором не без поддержки Минтопэнерго, других ведомств и политиков, включая и тогдашнего премьер-министра, взял верх "ЛУКОЙЛ", описаны в ряде публикаций. Здесь же стоит лишь подчеркнуть высокую степень вовлеченности компании в сферу внешнеэкономических отношений страны, ее далеко не последнюю роль в их формировании. Что же до конфликта с МИДом, то он свидетельствовал не только о крепких политических позициях "ЛУКОЙЛ" в институтах власти, но и о неадекватности некоторых из этих институтов, которая, помимо прочего, существенно усиливала политическую роль и значение крупных и сверхкрупных хозяйствующих субъектов.

В отношении стран СНГ в целом роль "ЛУКОЙЛ", как и ряда других корпораций российского ТЭК, можно было бы, по аналогии с их ролью в регионах квалифицировать как "собирающую". Руководство компании постоянно подчеркивает свою заинтересованность в укреплении Содружества, а точнее, экономических связей на всем постсоветском пространстве, включая и страны Балтии. Практически во всех этих странах компания имеет свои предприятия и намерена расширять сотрудничество с ними. Правда, попытка приобрести нефтеперерабатывающий завод в Литве не увенчалась успехом, и это на какое-то время осложнило отношения компании с ней. Примечательно, что связи "ЛУКОЙЛ" (и "Газпрома") с руководством соответствующих ведомств в Прибалтийских государствах, а также степень их интеграции в нефтепереработку, транспортировку и сбыт нефтепродуктов там находится примерно на том же уровне, что и отношения со странами СНГ.

Как отмечается в публикациях компании, она строит свою международную деятельность на постсоветском пространстве на основании межгосударственных соглашений, подписанных российской стороной с правительствами этих стран. Это, однако, не мешает ей (как, впрочем, и некоторым другим компаниям ТЭК) предпринимать шаги, не согласованные заранее с соответствующими министерствами и ведомствами. О действиях "в обход" МИДа в начале 90-х годов уже только что говорилось (кстати, к концу этого периода министерство фактически признало законными действия "ЛУКОЙЛ" на Каспии). Однако и в 2000 г. на "самодеятельность" нефтяных компаний за рубежом, часто игнорирующих позицию Минтопэнерго, сетовал накануне своей отставки В. Калюжный. Назначение В. Калюжного в мае 2000 г. заместителем министра иностранных дел по урегулированию проблем Каспийского региона было призвано, помимо прочего, наладить более тесное взаимодействие властей и компаний нефтегазового комплекса в этом сложнейшем и в экономическом, и политическом плане регионе. Открытие компанией новых богатых месторождений в северном Прикаспии, равно как и ее участие в проектах разработки и транспортировки нефти из Каспийского региона, делает участие "ЛУКОЙЛ" в этом взаимодействии более весомым.

Не ограничиваясь ближним зарубежьем, "ЛУКОЙЛ" прилагает немалые усилия для внедрения в нефтяную промышленность таких стран, как Ирак и другие члены ОПЕК, причем действия, предпринимаемые на этом поприще, позволяют говорить о ней как прямом участнике выработки и реализации внешнеэкономической и внешнеполитической стратегии государства.

Одним из приоритетных направлений деятельности компании на мировой арене является ее сотрудничество с рядом ведущих нефтяных ТНК. Среди стратегических партнеров "ЛУКОЙЛ" - американская компания "АРКО". После присоединения "АРКО" к "BP-Amoco" созданное с "АРКО" совместное предприятие "ЛУКАРКО" продолжает успешно функционировать как одно из крупнейших совместных предприятий в нефтяной промышленности.

Как уже отмечалось, в 2000 г. "ЛУКОЙЛ" приобрела американскую компанию "Getty Pertoleum Marketing nc", реализующую нефтепродукты через 1260 автозаправочных станций. Несмотря на попытки некоторых американских компаний воспрепятствовать сделке, соглашение состоялось. Тем самым компания существенно укрепила свои международные связи и еще дальше продвинулась в направлении превращения в полноценную нефтяную ТНК.

Выход "ЛУКОЙЛ" на рынок нефтепродуктов США не ограничивается отдельными сделками, он имеет более широкий, стратегический прицел. В дальнейшем компания планирует поставлять в Соединенные Штаты большие объемы нефти, чтобы на месте перерабатывать ее и обеспечивать уже собственными нефтепродуктами указанную сеть станций и не только их. Соответственно планируется и организация доставки нефти в США с помощью мощных танкеров, причем для их загрузки предполагается построить собственный портовый терминал на Балтике и подвести к нему нефтепровод из нефтедобывающих регионов Севера России. Интересы "ЛУКОЙЛ" здесь вновь сталкиваются с интересами "Транснефти" (монополия которой этими проектами подрывается). Однако учитывая возросшую (и возрастающую) заинтересованность российских властей и влиятельных политических кругов в сотрудничестве с США и то, что "нефтяной фактор" играет в этом сотрудничестве все более заметную роль (некоторые политики и наблюдатели даже склонны рассматривать нефтяные кладовые и нефтяную промышленность России, Казахстана и Азербайджана в качестве альтернативы ближневосточным нефтепромыслам), у руководства компании есть все основания считать, что ему удастся не только реализовать свои планы, но и стать еще более видным участником нефтяной дипломатии России.

В числе последних шагов, нацеленных на дальнейшую экспансию "ЛУКОЙЛ" за рубежом, является вторжение на рынок нефтепродуктов в Греции и на Балканах, где создается сеть неф-тезаправочных станций, планируется размещение других объектов нефтепереработки.

Одним из зарубежных партнеров компании "ЛУКОЙЛ" является итальянский нефтяной концерн "Аджип". Совместно они создали СП "ЛУКАджип", ведут разработки месторождений в Азербайджане, Египте и Тунисе, а также в самой России. Как эти, так и другие начинания и инициативы компании, планирующей довести долю своих международных операций до 20%, а в дальнейшем - до 30 и даже 40%, побуждают ее наращивать усилия по лоббированию изменений в законодательстве о разделе продукции, других законодательных и представительных актов, нацеленных на укрепление и расширение сотрудничества с лидерами нефтяного бизнеса. Данное обстоятельство лишний раз подчеркивает не только тесную взаимосвязь экономических и политических интересов компании, но и неразрывное единство ее действий как политического актора внутри страны и за рубежом.

Общая линия "ЛУКОЙЛ" на поприще "нефтяной дипломатии" заключается в том, чтобы действовать в тесном взаимопонимании с государством. В то же время компания стремится по возможности укреплять собственные политические позиции и наращивать политический вес, чтобы эффективно отстаивать свой корпоративный интерес.