Экспроприация экспроприаторов, как революционный лозунг. Термин «экспроприация экспроприаторов» ввел в научный оборот Карл Маркс. В заключительном слове до 1-го тома своей основной работы по политэкономии «Капитал» он писал: «Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет последний час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют ».

Впрочем, как показали события, факты усиления общественного характера производства в ходе развития капитализма и усиления конфронтации между собственниками средств производства и наемными работниками в эпоху индустриализации не означали, что единственным выходом из этой коллизии является принудительная ликвидация крупной частной собственности. В ведущих капиталистических странах большая часть социал-демократии сделала из анализа этих фактов другой вывод: о возможности накопления элементов социализма в рамках собственно капиталистического развития.

В отличие от большей части общеевропейской социал-демократии, Российская социал-демократическая рабочая партия в основу программы своих действий положила «истину» - что насильственная экспроприация экспроприаторов является объективной необходимостью дальнейшего экономического развития человечества, а потому делала все от нее зависящее, чтобы поляризовать отношения между трудом и капиталом.

Первая мировая война крайне обострила и без того непростую общественно-политическую ситуацию в Российской империи. В образованных после Февральской революции 1917 советах чрезвычайной популярностью пользуются лозунги «Земля - ​​крестьянам!» И «Заводы и фабрики - рабочим!». Руководство РСДРП (б) всячески поддерживало эти лозунги, интерпретируя их как проявления процесса экспроприации экспроприаторов. При этом игнорировалась очевидна неправомерность использования понятия «экспроприация экспроприаторов» в Российской империи, поскольку монополизация капитала здесь еще не достигла на тот момент той степени, когда, согласно К. Марксу, была возможной и необходимой экспроприация экспроприаторов. Свидетельством этого было, в частности, то, что рабочий класс Российской империи по своей численности намного уступал крестьянству, которое в основной своей массе мало в собственности средства производства (землю, скот, сельскохозяйственный инвентарь). Несмотря на это, большевики превратили понятие «экспроприация экспроприаторов» в лозунг и начали реализовывать идею насильственной экспроприации экспроприаторов на практике.

Однако термин «экспроприация экспроприаторов» пришлось трансформировать в более точный и доходчивый для новых «экспроприаторов» - «грабь награбленное». Синонимом революционной экспроприации экспроприаторов стал также выражение «все отобрать и поделить».

Однако разделение средств производства между всеми гражданами не входил в планы большевиков. Ведь о обобществленный характер производства тогда не стоило бы и говорить. Кроме того, для утверждения большевистской власти необходимы были коллективизация мелкого производства, ликвидация товарно-денежных отношений и централизованное плановое хозяйство. Поэтому сначала большевики попытались экспроприировать все, что можно было экспроприировать. Однако после неудачной попытки введения «военного коммунизма» большевистское руководство с целью нормализации положения было вынуждено перейти к новой экономической политике, предоставив крестьянам землю в частное пользование и даже вернув часть ранее экспроприированных небольших предприятий их бывшим владельцам. Коммунистические преобразования оставались незавершенными. В 1928-29 годах началось новое наступление на «экспроприаторов», которыми в то время, по большевистским определению, были так называемые кулаки. Лозунг «грабь награбленное» вновь стал актуальным. Политика «ликвидации кулачества как класса» фактически была политикой войны с крестьянством, в частности с той его частью, которая в своем существовании еще мало зависела от власти.

После Второй мировой войны советский опыт экспроприации экспроприаторов, правда осторожно, был использован в других странах так называемого социалистического лагеря.

В начале 21 века лозунг «экспроприация экспроприаторов» полностью утратило свой смысл.