Локойл и государственная думаВыше отмечалось, что устанавливая тесные связи с комитетами Государственной думы и отдельными ее депутатами, компания «ЛУКОЙЛ» стремится прежде всего повлиять на законотворческий процесс, причем в ряде случаев не просто повлиять, но и инициировать те или иные законопроекты. Имея достаточно прочные рабочие контакты с руководством ряда комитетов, компания концентрирует свои усилия на участии в подготовке и обсуждениях законопроектов по проблемам налоговой политики, лицензирования, особенно порядка предоставления лицензий на добычу и экспорт нефти, ценообразования, а также вывозных и ввозных пошлин.

Фактически по этим и некоторым другим вопросам компания лоббирует собственную законодательную программу, которую она стремится проводить в жизнь как в блоке с другими нефтяными корпорациями и «Газпромом», так и в индивидуальном порядке, опираясь на свои контакты и связи в органах исполнительной и законодательной власти.

Одна из наиболее значимых таких инициатив была связана с резким падением цен на нефть на мировом рынке в 1998 г. Вместе с другими компаниями «ЛУКОЙЛ» подписала упоминавшийся выше документ с требованием к правительству изменить налоговую политику в благоприятном для отрасли направлении. Однако поставив свою подпись под документом, компания этим не удовлетворилась и предприняла самостоятельные усилия по нормализации ситуации.

12 ноября по инициативе руководства компании и ряда депутатов Государственной думы был организован круглый стол, в котором наряду с нефтяниками и членами Думы приняли участие губернаторы, члены правительства, эксперты. В числе выступивших на круглом столе — несколько председателей и заместителей председателей думских комитетов и руководителей фракций, губернаторы нефтедобывающих регионов, заместители министра топлива и энергетики. На круглом столе присутствовали и представители прессы.

Список участников совещания, равно как и содержание их выступлений, позволяет характеризовать его как своего рода форум влиятельных представителей экономической и политической элиты, призванный выработать рекомендации по выправлению положения в одной из ведущих отраслей российской экономики. В ходе круглого стола были сформулированы конкретные предложения по вопросам налогообложения и таможенных сборов, нацеленные на существенное снижение нагрузки на отрасль с тем, чтобы позволить ей не только удерживаться «на плаву», но и наращивать производственный и научно-технический потенциал. В развитие данных предложений экспертами «ЛУКОЙЛ» был подготовлен ряд законопроектов, проектов постановлений правительства и пояснительные записки к ним, призванные ускорить реализацию рекомендаций форума18. Хотя предложения круглого стола не были приняты полностью, значительная их часть все же была реализована, и это помогло сначала существенно смягчить кризис, а затем и войти в привычное русло.

Как АО «ЛУКОЙЛ», так и другие нефтяные корпорации в своем стремлении воздействовать на процесс принятия решений в обеих ветвях власти стремятся по максимуму использовать существующие объединения нефтяников и газовиков — Союз нефтегазопромышленников и Российский союз экспортеров нефти. Как тот, так и другой располагают прочными связями в Государственной думе и Совете Федерации, опираются там на «своих людей» и действуют во многих случаях в унисон с нефтяными корпорациями и «Газпромом». Однако, как считают эксперты «ЛУКОЙЛ», обе указанные ассоциации, особенно первая из них, в результате разногласий внутри отрасли далеко не полностью используют свои потенциальные возможности, и структурирование интересов нефтепромышленников еще далеко не окончено. Как это обстоятельство, так и наличие у каждой крупной корпорации собственных интересов побуждает их действовать на политическом поприще не только сообща, но и более ограниченными группами или в одиночку.

Учитывая все значение законодательной деятельности, компании нефтегазового комплекса, как и бизнес в целом, стремятся как можно более прочно утвердить свое прямое присутствие на партийно-парламентской арене.

Как и другие крупные компании, накануне выборов в Думу, состоявшихся в 1999 г., «ЛУКОЙЛ» сделала ставку на один из избирательных блоков, и им оказался блок «Отечество — вся Россия» (ОВР). Этот выбор во многом определялся тем, что еще до образования блока компания установила весьма тесные связи с движением «Вся Россия» (возглавлявшимся М. Шаймиевым), вошедшим перед началом предвыборной кампании в названный блок в качестве одной из двух его составляющих. Вице-президент «ЛУКОЙЛ» Л. Федун, входивший в состав совета движения «Вся Россия», после образования блока сохранил те же позиции и в совете ОВР.

Примечательно, однако, что, как и некоторые другие компании нефтегазового комплекса, «ЛУКОЙЛ» не ограничилась поддержкой одного избирательного объединения. Согласно сообщениям прессы, компания поддержала также движение «Наш дом Россия» (возглавлявшийся В.Черномырдиным), блок «Единство» и блок «Союз правых сил».

Очевидно, что компании нефтегазового комплекса делали и делают ставку на то, чтобы укрепить свои связи во всех основных фракциях, близких к «партии власти», и «ЛУКОЙЛ» здесь, опять же, никакое не исключение.

При всем том, тот факт, что свою основную ставку руководство компании «ЛУКОЙЛ» сделало на «проигравшую команду», несомненно не приблизил его к «партии власти».

Отличительная черта избирательной кампании 1999 г. заключалась в том, что наряду с поддержкой избирательных объединений ряд крупных компаний приложил одновременно немалые усилия, чтобы поддерживать отдельных кандидатов из числа так называемых одномандатников. При этом в отличие от их активности по линии блоков в данном случае они повели практически свою собственную и достаточно крупную игру на электоральном поле. И хотя большинство из претендентов в одномандатных округах выступало также в качестве «партийных» кандидатов, непосредственная поддержка, оказывавшаяся им крупными корпорациями и их PR-структурами, связывала их с этими корпорациями гораздо теснее, чем в случаях с теми кандидатами, которые шли по партийным спискам и чей успех был целиком обусловлен успехом данного объединения.

О том, насколько активно включилась «ЛУКОЙЛ» в избирательную кампанию на стороне одномандатников, свидетельствует хотя бы тот факт, что число поддержанных ею кандидатов данной категории составило около 90 человек. О той же высокой активности говорят и те немалые усилия, которые компания прилагала для того, чтобы обеспечить победу «своим» кандидатам. Для наглядности можно привести пример выборов в одном из таких избирательных округов в Пермской области, с обстоятельствами которых автору удалось ознакомиться во время поездки в Пермь в июне 2000 г.

Основная ставка пермских нефтяников (а это почти на 100% — структуры компании «ЛУКОЙЛ») была сделана на С. Чикулаева, занимавшего пост начальника финансово-экономического управления «ЛУКОЙЛ-Пермнефть» (являвшегося также членом бюджетно-финансового комитета областного законодательного собрания). Уже сама должность кандидата давала ему широкие возможности использования материальных и иных средств поддержки, однако главным ресурсом была единодушная и дружная кампания, организованная практически всеми лукойловскими структурами региона. Как сообщили в беседе с автором ее участники, в ходе кампании были существенно усилены спонсорская помощь и поддержка предприятий и учреждений социальной сферы, а также бюджетных учреждений на территории избирательного округа, широко использованы подконтрольные местным властям и компании средства массовой информации.

Кроме того, значительная часть персонала нефтедобывающих и смежных предприятий на территории была задействована я качестве «волонтеров». Были подключены также транспортные средства компаний, их помещения, другие ресурсы. Тот факт, что главным соперником С. Чикулаева выступал поддержанный «Газпромом» С. Шахрай, придавал борьбе особенно острый и где-то даже драматический характер. Но поскольку отношения и связи «Газпрома» с местными и губернскими властями оказались на порядок слабее, а в кругах самих газпромовцев не было единодушия в поддержке «чужака» Шахрая, соотношение сил в ходе кампании складывалось не в его пользу. С большим отрывом (1,5 раза) победил С. Чикулаев.

Электоральная машина компании «ЛУКОЙЛ» сработала, таким образом, весьма эффективно, и данный конкретный пример можно с полным основанием рассматривать как своего рода образец той тактики завоевания избирателя, которая была взята ею на вооружение и отрабатывалась на прошедших думских выборах.

Было бы, конечно же, неправильно изображать дело так, будто стоит «ЛУКОЙЛ» и ее «дочкам» выставить того или иного кандидата, как успех ему обеспечен. Как сообщил автору начальник управления общественных связей «ЛУКОЙЛ-Пермь» П. Полнер, на территории, где ведет разработки эта компания, был выдвинут ее собственный кандидат. Однако кампания по его избранию велась недостаточно энергично, противник оказался сильнее, и выборы были проиграны. Интересно, однако, что этот казус стимулировал укрепление PR-овских структур компании, внедрение современных технологий внутренних и внешних связей и т.п.

В целом же избирательную кампанию «ЛУКОЙЛ» провела весьма эффективно, примерно 2/3 (более 60) поддержанных ею кандидатов одержали победу и стали депутатами обновленной Думы. Почти сразу после выборов в Думе была сформирована группа «Энергия», председателем которой стал В. Черномырдин, а одним из его заместителей — «лукойловец» С. Чикулаев.

Успех, сопутствовавший компании «ЛУКОЙЛ» на выборах по одномандатным округам, явно контрастировал с результатами, полученными поддержанным компанией блоком «Отечество — вся Россия». Опять сошлюсь на пример Перми. Судя по беседам и встречам в городе, поддержка этого блока компанией, особенно на последнем, решающем этапе борьбы не была, мягко говоря, столь энергичной, как это имело место в большинстве одномандатных округов. Хотя компания и не отказывалась от заявленных вначале позиций, чем дальше, тем больше ее симпатии склонялись к набиравшей силу «партии власти», да и отношение к блоку «ОВР — вся Россия» пермского бизнеса и ведущих политиков региона было во многих случаях весьма критическим. Губернатор Г.В. Игумнов продолжал выступать за НДР, многие влиятельные политики и бизнесмены поддержали СПС. В результате «ОВР — вся Россия» набрал в регионе всего 10% (против 20%, проголосовавших за «Единство»).

Весьма активно действовали «дочки» «ЛУКОЙЛ» на президентских выборах 2000 г. Все они поддержали совместное решение центрального руководства компании и Совета профсоюзов об организации пропагандистских акций в пользу В. Путина. Как сказали автору и в «ПНОС», и в «ЛУКОЙЛ-Пермь», во всех дочерних компаниях были созданы «штабы» из авторитетных представителей администрации и профсоюзов. Наряду с пропагандой через СМИ организовывались совещания активистов и проводилась агитация на рабочем месте. Как и в другие регионы, от центральной компании были присланы координаторы, однако, судя по некоторым высказываниям моих собеседников, основная нагрузка, и в том числе организационная, выпала на руководство «дочек», их PR-структуры и профсоюзный актив. Помимо чисто пропагандистских приемов использовались и другие средства поддержки подобные тем, которые применялись в ходе кампании за Чикулаева. Кроме того, подавляющая часть большого бизнеса региона также поддержала В. Путина. Так что его убедительную победу (60,79% голосов против 20% у Г. Зюганова) нельзя приписывать лишь влиянию «ЛУКОЙЛ».

Беседы и встречи в «дочках» Ханты-Мансийского автономного округа убедили автора в том, что пермский казус участия «ЛУКОЙЛ» в президентских выборах — не исключение, а, скорее общее правило. Как сообщили профсоюзные руководители компании «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь», на предприятиях компании

Я по месту жительства проводились собрания, причем особенно подчеркивалось активное участие в избирательной кампании профсоюзов. Как и в Пермской области, результаты выборов здесь оказались для президента более благоприятными, чем по стране в целом (65,6% в г. Урай, 62,7% в Лангепасе и 61,4% в Ко-галыме против 52,7% по стране в целом). Но, в отличие от Перми, «ЛУКОЙЛ» в этих городах с полным правом может отнести этот успех на свой счет.

После парламентских и особенно президентских выборов компания «ЛУКОЙЛ» и в Перми, и в других регионах оказалась, с точки зрения партийно-политической ориентации, в довольно деликатном положении. С одной стороны, уже не было смысла держаться за блок ОВР, оказавшийся оттесненным от рычагов власти и влияния на уровне как центра, так и подавляющего большинства регионов. Поэтому была избрана тактика постепенного дистанцирования от ОВР и сближения с «Единством». В Западносибирском регионе основной акцент был сделан на активизации деятельности собственного независимого объединения «Юрга» и на перенос центра тяжести партийно-политической активности на региональный уровень.

После сближения, а затем и объединения в 2001 г. «Единства» и ОВР в партию «Единая Россия» партийно-политические позиции «ЛУКОЙЛ» вновь обрели утраченную в 1999 г. стабильность. И это, конечно же, не могло не способствовать дальнейшему упрочению ее связей в российском парламенте. Наглядная иллюстрация тому — ставшие регулярными встречи руководства компании с членами Совета Федерации и депутатами Государственной думы. Одна из наиболее представительных таких встреч состоялась 5 июня 2001 г. (ее стенограмма опубликована в августовском номере журнала «Нефть России»). Тон на встрече задавали президент «ЛУКОЙЛ» и руководители (председатели и их заместители) комитетов Госдумы по экономической политике и предпринимательству, собственности, энергетике, региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока, природным ресурсам.

Как содержание диалога (главной его темой была налоговая политика и налоговое законодательство), так и сугубо деловой характер разговора свидетельствовали о том, что компания располагает достаточно высоким кредитом доверия в депутатском корпусе. Собственно, и сама эта встреча была нацелена в первую очередь на то, чтобы добиться большего понимания ее участниками тех проблем, которые заботят и компанию, и отрасль в целом. Практически это был все тот же лоббизм, но лоббизм не закулисный, а основанный на авторитетной экспертизе и открытости, откровенном обмене мнениями.

Эта и подобные ей встречи — лишь одно из направлений поиска наиболее эффективных методов взаимодействия компании и власти, поиска, который несомненно не остановится и будет продолжаться на всех значимых для нее уровнях.

Главное, что интересует структуры «ЛУКОЙЛ» и ее высший менеджмент в политике — это близость к властным структурам и возможность влиять на них и участвовать в системе выработки и принятия государственных решений. Диктуемая прежде всего сугубо корпоративными интересами, эта позиция реализуется по всей вертикали, начиная с самого верха и кончая самыми что ни на есть низовыми звеньями. В то же время, как об этом наглядно свидетельствует казус выборов в представительные учреждения, там, где есть возможность идти во власть непосредственно, этот шанс также начинает все шире использоваться.